Вверх страницы
Вниз страницы

the Leapman's law

Объявление

Еще никогда мир не был близок к тому, чтобы погрузиться в хаос. Долгое время существование людей, наделенных способностями, было сокрыто от глаз общественности, пока в один прекрасный день об этом не написали в газете. Еще вчера люди ложились спать с мыслью о том, что всё в порядке, чтобы сегодня проснуться в мире, где отныне каждый смотрит на другого с подозрением.


СЮЖЕТДНЕВНИКПРАВИЛАF.A.Q.
РОЛИСПОСОБНОСТИГРУППИРОВКИ




Вытащенная наружу тайна беспокоит как правительство, вынужденное сдерживать негодование общества, так и самих мутантов, ощущающих угрозу своей жизни и свободе. И каждая сторона собирается решить возникшую проблему по-своему.

Место действия: Вашингтон, США.
Время действия: 19.06.2016 - 23.06.2016 г.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the Leapman's law » Настоящее » 19.06.2016. Журналистика без купюр [c]


19.06.2016. Журналистика без купюр [c]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[AVA]http://savepic.su/5984555.jpg[/AVA]


Журналистика без купюр


Дата/место: 19.06.2016. Редакция газеты «Миллениум», утро (11-30 a.m.).
Список игроков: Edoardo Bruitfort, Owen Charles, Marylou Cooper

Описание сюжета:
Многие журналисты «Миллениума» уволились после громкой публикации, рассказавшей миру правду о существовании мутантов. Теперь газета ищет новые кадры.

2

Задание так задание, ничего не скажешь, - думал я, подъезжая к редакции на... правильно, на Приусе. На чем еще ездят журналисты и писатели? Привет, Брайан Гриффин.
Очки, джинсы, рубашка в клетку и жилет, ну и непременные угги - как еще должен выглядеть хипстер от пера? Довершает картину модный причесон "собака лизнула". Брифор наверняка уржется, увидев это. С другой стороны, Лижье ясно сказал, что одного из нас должны принять, а взять на работу журналиста Брифора... думаю, они еще не сошли с ума.
Конечно, когда Артюр заговорил о задании для брутальных мужиков, я был уверен, что меня пошлют туда, быть телохранителем у богатой мадам, но вздохнул с облегчением, что эта участь досталась не мне. Во-первых, ненавижу носить костюмы, во-вторых, ненавижу пустой треп и этикет ради этикета. Решил, что может быть Лижье считает, что после одного длительного пребывания под прикрытием в Ти Ай мне нужен отдых и более короткие задания. Но нет, отправили на длительную миссию, и под прикрытием придется быть писакой. Никогда это не любил и не умел, а если меня возьмут на работу, то придется. Конечно, у ДженЭкс есть спичрайтеры и прочие райтеры, кто будет работать за меня, а мне остается только ходить в офис, но на всяких летучках и планерках мне придется обсуждать, как назвать ту или иную статью, и что разместить на какой полосе, и о чем вообще написать.
Энтузиазма было мало, но провалиться второй раз подряд я не мог себе позволить. Спишут на пенсию. А я без работы не могу, это все, что у меня есть. Точнее, все, что было, - поправил себя. А теперь у меня дома дети, и они ждут меня домой целого, а не по частям, а потому работа в редакции намного предпочтительнее, чем быть телохранителем или гоняться за японцами с загадочными кейсами. Похоже, Артюр считает так же.
Подойдя к офису газеты, я вошел, озираясь и отыскивая глазами секретаршу или еще кого-то, кто поможет мне сориентироваться, где меня ждут. Увидев симпатичную рыжую девушку, которая стояла у автомата с кофе, я счел возможным к ней обратиться. Конечно, я уже проштудировал личные дела всех работников Миллениума и знал, что за особа мисс Патриция Лоуренс, но мистер Кларк спасибо-что-не-Кент Ламберт должен был быть не в курсе лиц, только имена под заголовками статей.
- Извините, добрый день, - робкая улыбка и прищуренный взгляд из-под очков. Руки чуть нервно сжимают ручку дипломата. - У меня сегодня собеседование с мистером Купером, насчет работы. Не подскажете, где я могу его найти? - Австралийский акцент изображать не так уж и сложно, главное не забыть о нем, но это моя работа.
Интересно, а Брифора будут звать как Халка, или Человека-паука? Или Лижье придумает очередное зубодробительное имя? Он по легенде француз к тому же. Жак Ив Трюмо? Кретьен Крюшо? Эркюль Кашпо? - Подобные размышления заставили широко улыбнуться, так получилось, что девушке.

[ava]http://i053.radikal.ru/1603/00/a1b182b34e18.png[/ava]

3

Либо это было величайшее из совпадений, либо чья-то спланированная акция. У них была возможность сделать хотя бы что-то, чтобы изменить отношение людей к Знамени в лучшую сторону, а теперь все это было задавлено скоростным экспрессом новости о подрыве электростанции. Я надеялась, что статья с Сайберфоксом окажется сенсацией, вызовет массу разговоров и заставит усомниться в правильности некоторых доводов, которые так настойчиво заливали масс-медиа в головы граждан этого государства. А теперь… ну, они молодцы, конечно же, потому как, ненароком, побили или попытались побить карту противника.
У Купера даже язык не повернулся ответить, что у меня паранойя, когда я предъявила ему сей неутешительный факт за закрытой дверью. Кто-то здесь сидит и, вполне вероятно, сливает кое-какую информацию кое-кому постороннему. Таких совпадений не бывает и быть не может. Конечно, стоило только подумать об этом, как выкинуть из головы было уже невозможно. Кто-то из моих коллег, которые остались после скандальной и опасной ситуации каким-то образом причастен к сливу информации. Только вот кто об этом знал? Купер, я, возможно, еще несколько человек. Мысли были лихорадочными и довольно неловко перескочили на еще один спорный, но, не исключено, что и очевидный довод. Купер ведь тоже свалился на голову как гром среди ясного неба. Об этом я, разумеется, ничего не сказала.
А теперь газета искала новых журналистов. И, конечно же, я выразила свое огромное желание присутствовать на каждом собеседовании. Одобрение этого решения, к сожалению, оставалось исключительно на усмотрение главного редактора, но я постаралась избежать всяких двусмысленность, когда говорила, что, хотя бы должна послушать, что они говорят. На деле же, я хотела понять насколько правдивы будут их слова. Эмпатия должна была заметно облегчить мне эту задачу. Только вот почему-то я ровным счетом не знала ничего о мужчине, который только что обратился ко мне со словами о собеседовании. Похоже, у меня только что возникло несколько новых вопросов.
Подозревать только что оказавшегося в поле зрения журналиста мне пока еще было не в чем, поэтому улыбка вышла приветливой.
- Привет, - спокойно ответила я, потому как у нас давно уже никто не придерживался строгих рамок в обращении друг к другу. Ховард изначально строил со всеми так свои отношения, а Купер… ну Купер умудрился значительно преуспеть в продолжении дел прошлого редактора. – Я провожу. Пэт, - представилась, даже протягивая руку для рукопожатия. – Ну и небольшой совет, не стоит называть Купера, мистером Купером, - понизив голос, я сделала вид, что разглашаю какую-то секретную информацию. На деле же, Купер просто обойдется. Нужно же было чем-то отомстить ему за то, что я не знала ни где работал этот мужчина, ни как его имя.

4

Вот так вот. Не спрашивая, не интересуясь мнением подопытных … Звать тебя Джон Доу, и задача твоя  – театрально изображать все стадии окоченения согласно логической очередности. Собственно,  чего еще можно хотеть. You're in the army now. Wow-wow… Хотя, нет. Там  хотя бы задания были «найти  и обезвредить», а не прикинуться писакой и писать писульки. Спасибо хоть к истеричной цыпе не послали бронелифчиком работать. Выбор троих недоносков конечно для меня остался не вполне ясен, особенно если принять во внимание, что один из них ходить-то недавно научился. Но в остальном, мне и так бабских закидонов дома хватает, спасибо все тому же Лижье. Перо ему в дряблые канадские булки! Ситуаций типа: «-Ну как прошел рабочий день, дорогой, никаких покушений?» «-Ничего серьезного, солнышко, всего-то пару раз завалить пришлось и один раз массаж выклянчила», - мне не улыбалось совсем.
В офисных зданиях я ориентируюсь не плохо. Особенно если вопрос стоит: входы-выходы-пожарные лестницы-вентиляция, способы распространения нервно-пралитического газа, блокировка дверей при срабатывании сигнализации, обзор при захвате спецназом и снайперами. Собственно этим вчера и был занят мой день.  План здания, данные по охране и камерам, последние публикации о мутантах и конечно грязные делишки сотрудников. Чем только не порадует любимая разведка. Короче, попав в холл первого этажа я быстро направился к стойке ресепшна, или администратора, хрен знает, как они тут этот коврик для вытирания ног называют.
Секунд десять потратил на демонстративное ожидание офисного планктона, облокотившись на стойку и окидывая еще раз холл позади себя взглядом. Тихо про себя матюгнулся, заметив Чака, окучивающего какую-то рыжую «симпопулечку», (да-да, вот от того самого слова этимология и проистекает), и живо стащил с носа дебильные очки, пряча в нагрудный карман. Близорукость отменяется. Дальнозоркость в крайнем случае…  Не хватало еще цирк устроить: двое из ларца одинаковы с лица. Меня хоть малая в последний момент уговорила клетчатую рубаху не напяливать, а обойтись почти обычным комплектом: джинсы, джинсовая же куртка болотного цвета поверх черной футболки. Я б еще перчатки взял, типа парень фоторепортером во всяких скользких и горячих местечках начинал, до сих пор этим кичится… Пришлось отказаться. А то и фоторужье с собой пришлось брать, а этого в мое досье никто не озаботился подложить. Второе, что меня насторожило – Чак не выглядел человеком, только что отстрелявшимся после собеседования, а значит либо его хитрая задница подсказала припереться пораньше и выведать обстановку, либо, что хуже, еще более хитрая задница редактора решила утстроить из собеседования очную ставку или грязную офисную битву за тепленькое местечко в штате… Что делать в таком случае, лично я представлял слабо. Мне бы проще с М-16 наперевес доказывать свою пунктуальность, коммуникабельность и стрессоустойчивость новому работодателю. Ну, да где наша не пропадала. И не из такой херни сухими выходили.
- Добрый день! Я на собеседование к мистеру Куперу, - наконец доброжелательно осклабился я на соизволившую уделить мне минуту своего усраться какого бесценного рабочего времени девицу-секретаршу-администраторшу. – Верно, моя фамилия Буше.
Буше. Хорошая фамилия. Душевная. Нехорошо смакуя продолжение, я двинулся в указанную девицей сторону. Ну что, посмотрим чего стоит старый французский вояка среди обожравшегося бургеров американского контингента.

Отредактировано Edoardo Bruitfort (20.03.2016 00:18:28)

5

В моем стакане крепкого, как ад, кофе оставалось ровно наполовину, а настроение уже было хуже некуда. И нет, это не потому, что впереди маячило до отвратительности бодрое утро сраного воскресенья, которое, так, между прочим, должно было быть выходным и застать меня пускающим слюни в моей холостяцкой берлоге. Я никогда не был против попинать пару лишних задниц во внеурочное время. И даже гребаное такси, усвиставшее прямиком перед носом и обдавшее шнурки моих любимых кроссовок издевательским облачком летней пыли, не могло надолго вывести меня из себя. Я бывал в Нью-Йорке и там это было обычным делом, так что я, при всем желании, не мог списать свой паскудный настрой на показавшую мне зад желтобокую тачку. Проблема состояла в том, что я знал, в чем моя проблема. В сраном, мать его, Вашингтон-Пост, напечатавшем сраную статейку на страницах своей сраной газетенки, которую – по сраному стечению обстоятельств! – прочли всего-ничего примерно сраные шестьсот тысяч человек. О, стоило так же упомянуть мою любимую часть – та самая статейка о террористическом нападении мутантов вышла аккурат в тот же день, что и наш бабочковый пасквиль о доброте славного дядюшки Сайбера, о чем мне не преминула сообщить влетевшая в мой кабинет и устроившая представление Лоуренс. От гимнастов Дю Солей получил я пизд*лей, - наблюдая за психующей взвинченной рыжухой, я начинал понимать, отчего всем ураганам и смерчам дают женские имена. Но несмотря на очевидно бабскую и экзальтированную истерику, я не мог не признать, что в подозрениях Мартиши есть доля правды. Кто-то подставлял «Миллениум» - методично, изворотливо, хитро, пытаясь пустить нашу, и без того утлую, лодку на дно информационного безмолвия. Что может быть проще – выстави единственное издание, защищающее мутантов, пустобрехами и лжецами, и вскоре большинство будет покупать мою газету лишь для того, чтобы завернуть в нее хот-доги перед очередной игрой «Вашингтон Уизардс». Надо ли говорить, что в мире коррупции и желтой прессы я воспринимал это оскорбление более, чем серьезно?
О том, не подозревает ли Лоуренс меня самого, я не спрашивал. Во-первых, не хотел тратить время на и без того очевидный факт – мы знали друг друга слишком короткий срок, чтобы сосаться в десны, признаваясь в бесконечной верности, а во-вторых, я и сам не был уверен, что не сыграл на руку невидимому противнику. Игра, казавшаяся мне поначалу забавным таинственным приключением, приобретала черты сербского арт-хауса с вилами и хороводами членов тайной ложи в простынях, а потому я намеревался как можно скорее изучить правила. Ну и снести пару повинных голов, куда без этого. Первым делом взяв распечатку офисных звонков и получив от админа системы запросы моих сладких новообращенных коллег, я мигом узнал много любопытного. Например, что в основных интересах большей части офиса похвально лидировало всего две темы: «Как избежать уголовного преследования за разглашение служебной информации» и «Как отравить босса – яды функционального действия, не обнаруживающиеся в крови». Если бы глупость казнили, население земного шара уменьшилось бы как минимум втрое. Почему не на половину? Я все еще верил в себя и Стивена Хокинга, да хранит Господь его навороченную голову и удобное кресло. Поэтому, после массовых репрессий и тоталитарного прореживания местной репортерской оранжереи мне вновь требовалась пара рабочих рук и быстрых ног, ибо на мозги я уже не рассчитывал.
И, по ходу, не зря, - толкнув стеклянные двери издательства, я остановился, мрачно разглядывая возникшую перед глазами картинку. О том, какой именно смазливый экземпляр выберет себе рыжуха для подшефства, я мог бы назвать даже с завязанными глазами и укурившись до состояния гусеницы из «Алисы в стране Чудес». Похоже, она всерьез решила делать все наперекор, потому что в этот раз ее выбор переплюнул даже самые смелые мои ожидания. Разуй чакры, Лоуренс, - невербально транслировал я, сверля взглядом надетые на ноги ее визави мягкие валенки. Это же голимая жесть, да за такое следовало бы назначать смертную казнь еще в утробе матери, или откуда берется такое вот… это? Это же как моровое поветрие, как семь египетских казней, обрушившихся на мое, ни в чем не повинное, издательство. О том, что будет дальше, я знал не понаслышке – не далее, чем завтра в гардеробе Мартиши появится свитшот, в холодильнике – все для смузи с маршмэллоу, а там и до коворкинга с рисёчем недалеко. Скривившись, как от недозрелого лимона, я глянул на второго кандидата, выступающего полной противоположностью нового офисного питомца Мартиши. «Я писал статьи на спине убитого товарища» - говорил мне его тяжелый взор из-под насупленных кустистых бровей, подтверждаясь суровым видом и манерой держать себя. «Танк переехал мне правую руку, затем левую, потом голову и обе ноги, но, усилием воли зажав мышку во рту, я закончил свою статью, нажимая на «Отправить» куском отстрелянного носа». Издалека слыша звон цельнометаллической простаты, я мог бы дать руку на отсечение, что кандидат номер два только что вылез из диких степей полевой журналистики. Буйные кудри, правда, несколько портили сию брутальную картину, превращая сурового рокера в джинсе в того еще любителя слащавых баллад Джоша Гробана и Гару. Ну что же, прелестно. В моем ведомстве – прилизанный хипстер в уггах и психованный кудряш с посттравматическим синдромом после какой-нибудь военной точки. Карамельный маккиато или привкус жженой резины? Мог ли этот день стать еще хуже? Определенно - да.  Многозначительно пихнув стакан недопитого кофе в руки Мартиши, я по-акульи улыбнулся сотруднице, призывая ее кончать миловаться и начать уже работать. Тем более, она же сама вызывалась поприсутствовать на собеседовании с новыми сотрудниками. Вот пусть и займется стенографированием – тетку из отдела кадров я уволил две недели назад, а возможные побои, нанесенные кандидатам, кто-то да должен будет зафиксировать.
- Значит так, - рявкнул я, с высоты своего роста поочередно взирая на офисный планктон, не годящийся пока даже на корм чайкам. – Буше и, как там тебя, - Кларк? Может мне еще подождать, пока вы тут сделаете селфи и зачекинитесь с кружечкой латте? Расчехляйте молескины, двигайте своими топсайдерами, и вперед, в гору -  в мой кабинет на втором этаже. Оба. Лоуренс, ты с ними, - зыркнув в сторону рыжухи, скомандовал я, прибавляя добрую порцию язвительности в чайную чашечки ее терпения. А что она думала – что я забью на устроенный ею перфоманс, а в конце мы обнимемся, забыв обо всем, что было? 
- Рассадишь их и по пути объяснишь, что мое время стоит как яички Фаберже. Золотые, я имею ввиду, а не те, что покоятся в гробу у старины Карла. Пусть заранее начинают ненавидеть друг друга. Живее, мы пишем новости, а не некрологи, - поторопив сотрудников и прибавив им ускорения, я грозно направился в сторону лестницы, одним своим видом обещая тому, кто придет последним, досрочную дисквалификацию.

6

Похоже в редакции было принято неформальное общение. Патриция поздоровалась без церемоний, представилась кратким Пэт и сообщила, что Купер просто Купер. Наверное, из уважения к боссу его зовут по фамилии, а остальных просто по именам.
- Кларк, - представился в ответ. - Спасибо.
Я собрался идти вслед за журналисткой, как вдруг заметил Брифора. Тот выглядел так, будто ограбил джинсовый магазин - такой же джинсовый и суровый, только не хватало чулка на голове, для маскировки. Он что-то узнал на ресепшене и направился к нам. Я благоразумно убрал с лица выражение узнавания, поскольку данный господин из Франции вряд ли знаком мне, из Австралии. Тем более что периферийное зрение сигнализировало мозгу, что с другой стороны помещения приближается сам редактор. На самом деле, не заметить его было проще, чем Брифора, по простой физиологической причине - Мэрилу Купер был карликом. Мало того, что природа над ним пошутила, так еще и мать добавила. Наверное, она работала в нашем ДженЭкс, раз у нее такая страсть к странным наименованиям. Однако я решил перестать улыбаться, поскольку карлики... эээ... люди небольшого роста могут принять это на свой счет, дескать над ними смеются. Впрочем, посмеяться и дальше было над чем. Купер устроил такой концерт, что впору было схватиться за надрывающийся животик, но поскольку я все же хотел получить здесь работу, то старательно делал покерфейс.
- Кларк Ламберт, - представился, протягивая редактору руку, впрочем, будучи уверенным, что тот проигнорирует мой жест, и я буду вынужден неловко причесать пятерней волосы или что-то еще, чтоб скрыть смущение от того, что меня проигнорили. Но лучше быть проигноренным, чем невежливым. Интересно, а Буше - это все-таки фамилия? Случайно не Жорж Буше? Или в ДженЭкс изменили своему чувству юмора? Эркюль, ты ли? Так, делаем серьезную мину, делаем. А так хочется сказать этому левому яичку Фаберже, что по крайней мере с пунктом про "ненавидеть друг друга" у нас с господином Буше проблем не будет? - Бросив взгляд на "коллегу", приготовился идти наверх вместе с Пэт, поскольку стоял с ней рядом и дальше собирался сопровождать. А пойдет ли Брифор следом или побежит впереди паровоза - его дело.

[ava]http://i053.radikal.ru/1603/00/a1b182b34e18.png[/ava]

Отредактировано Owen Charles (24.03.2016 17:20:21)

7

Мать моя женщина! И вот это… мое будущее командование? Черт, начальство! «В цирк не взяли - в клоуны пошел?!» Твою ж через колено! А я думал, детский труд в США запрещен. Пытаюсь подобрать нижнюю челюсть с пола, прикидывая размеры катастрофы. До пряжки ремня в лучшем случае. Чашку бы на голову не взгромоздить, приняв за передвижной столик… Лижье что, нас с Чаком как самых любимых жен специально в отдел «мелких происшествий и незначительных новостей» батрачить отправил?
А оно еще и разговаривать умеет. Со всеми вытекающими. Комплексами. Нет, реально, не подфартило креветке: мало того что всю жизнь задницы нюхать приходится, так еще и е**шить в трое больше любого нормального мужика. Чтобы до главного редактора дослужиться. А уж про все остальное вообще молчу. Если ты не можешь доставить бабе  букет незабываемых ощущений в первые же пять секунд, то потом хоть вкалывай как отбойный молоток – твои шансы на повторение падают быстрее чем твое хозяйство. А уж с такими размерчиками… Вот кто точно знает, где в Вашингтоне шлюхи самые ласковые. Поймав себя на позорной попытке проникнуться  сочувствием пополам с мужской солидарностью к шпендику, я вернул себе обычную морду лица и двинулся к новоиспеченным коллегам по призванию. Или не коллегам, это еще хрен мелкий только знает.
Сомнительная попытка Оуэна с порога забрататься с будущим начальством явно не добавляет очков. На мой взгляд. Я так вообще стараюсь прикинуться сейфом пока этот «круче меня только яйца носорога и я лично  знавал старину Карла» (очевидно с того же ракурса, что и носорога, раз так хорошо представляет, как там у него в гробу дела обстоят) чудик пытается всех выстроить по росту… сложновато небось делать это с конца шеренги… Черт, теперь в башку только про размер шутки и лезут. 
- Большой души человек… - в полголоса доверительно сообщаю фифе и «коллеге-сопернику», демонстративно выгибая шею, словно  пытаюсь разглядеть  абстракцию в музее миниатюр (и за что только люди такие бабки платят?!), когда леприкон на своей обратно пропорциональной росту скорости припустил в сторону кабинета. - Моего первого наставника напоминает, – быстро исправляю ситуацию, вспоминая, что я тут себе кусок хлеба ищу, а потому должен уметь мастерски засовывать свое мнение в одно общеизвестное темное прохладное место. Для сохранности.  А вот огнегривую вертихвостку мой парень бы точно повертел. А значит окучивать, окучивать и еще раз окучивать. Работа, мать ее за ногу.
- Чарльз Буше, - едва не облизывая взглядом деваху представляюсь, - можно просто Чак, - киваю в честь знакомства Кенту: рубаху на себе только не рви от обилия чувств, супермен, у тебя для этого шерсти на груди маловато, да и красные трусы нынче не в моде. И снова выжидательно взираю на мамзель – ну, веди, ведунья…

Отредактировано Edoardo Bruitfort (24.03.2016 21:50:35)

8

Было ясно, что проверять мужчину, представившегося мне Кларком нужно сейчас. Тогда, когда реакция еще свежа и когда он не был вынужден отвечать на вопросы и строить из себя кого-то еще. Собеседования ведь для того и были собеседованиями – если хочешь получить работу, то, вполне возможно, придется и немного приврать о себе. Почувствовала бы я притворство? Скорее всего да. А ложь? Скорее неуверенность или сомнение, которые разнились бы со словами и дали мне призрачную подсказку. Это только с Купером было всегда сложно. Он имел странное свойство вытаскивать из людей откровенности, а может быть только я попадала под это его очарование. Когда хочется выдавать правду, причем не скупясь на выражения, приправляя их иронией и… конечно же, это было его. Вот и сейчас, стоило ему появиться, как тут же он начал распространять вокруг себя ауру всеобщего сарказма, по сравнению с которым кристально чистое спокойствие Кларка отходило на задний план. Реакция на его появления, по сути, у всех была почти одинаковая: ошеломление на душе, иногда на лице, и недоумение. Почему этот маленький человек кричит на меня? – возможно этим вопросом задавались эти люди. Порой было обидно, потому что первое впечатление оказывалось действительно первым и скоро проходило.
Заметил Купер еще и то, чего не заметила я. А точнее кого. Второго претендента на должность в нашей редакции. И вот с ним уже было не все так однозначно. Я хмурилась, глядя вслед удаляющемуся главному редактору, впихнувшему в руку свой недопитый кофе, а на деле же ловила странные всполохи того, что лучше всего можно было назвать пренебрежением. Такое… порой тоже бывало. Хотя на этот раз оно принадлежало второму мужчине, взявшемуся осматривать меня, будто собираясь дать какой-то невербальный намек на что-то. Вероятно, я даже догадывалась на что. В былое время я бы, скорее всего, смутилась, но сейчас у меня хватило терпения не дернуться, а только приподнять брови, выдерживая соответствующую паузу, за время которой губы сложились в скептическую улыбку. Было очевидно, что его этим смутить не получится, но пусть хотя бы знает, что меня тоже.
Но от расслабленности, которая была до этого не осталось следа. Хотя бы потому, что Лу был прав: двое мужчин, все-таки, в каком-то смысле были конкурентами и должны были испытывать друг к другу определенную враждебность. Враждебность никогда не была приятной, скорее уж наоборот, она заставляла собираться, ощущать, как стучит в ушах сердце и надеяться, что это чувство не окрепнет и не перерастет в нечто большее, что, в свою очередь, выльется в нечто совершенно не приятное.
Пока все было в норме. Терпимо, если можно было, так сказать.
- Пэт, - ответила я Чаку, твердо решая, что дольше здесь стоять точно незачем. – Не сомневаюсь, что в дальнейшем мы обязательно обсудим и найдем вместе все различия и сходства с первым наставником, если, конечно, у нас будет время и возможности для этого, - недовольства в моем заявлении не было, но несло оно вполне определенную смысловую нагрузку.
Складывать свое впечатление было еще рано. Они оба могли оказаться достойными и хорошими специалистами в своем деле. Это все, что было нужно.
- Сейчас непростое время. Я думаю, вы понимаете, - остановившись недалеко от входа в нужный кабинет, я все же решилась на некое подобие вступительного слова, хотя оно ни в какое сравнение не шло с тем, что успел уже выдать мой непосредственный руководитель.  – Так уж вышло, что Миллениум придерживается далеко не самого популярного в обществе мнения. Это накладывает определенную ответственность на всех, - хотелось с порога задать вопрос об отношении к конфликту с людьми, наделенными способностями, но было ясно, что с этим стоило применить.
В кабинете нас уже ждал Купер с видом нетерпеливым, в боевом расположении духа, явно готовым вытряхивать из людей секреты из самого детства. Указав на небольшой стол для совещаний, примыкающий к столу главного редактора, я поспешила занять одно из кресел, не пытаясь сделать из этого какую-то церемониальную серьезность.
- Держи, донесла твой кофе. Можешь не благодарить, - спокойно объяснила я, ставя на стол мужчине его недопитый стаканчик, вместо того, чтобы начать препираться почему меня так хорошо видно, а скоро еще будет и слышно.
- Если никто не против, - пришлось сделать особый нажим, намекая, что пусть лучше будет так, - то можете по очереди рассказать о себе. В частности, чем занимались последние несколько лет своей жизни, где работали и какой тематике уделяли больше всего времени, - повернувшись вполоборота я дружелюбно улыбнулась обоим претендентам, затылком чуя, что мне за это еще прилетит.


Вы здесь » the Leapman's law » Настоящее » 19.06.2016. Журналистика без купюр [c]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC